Previous Entry Share Next Entry
Ветеран КГБ о государственных преступниках в пермских колониях
skant1988
XRgZKDROCdE
В октябре 2014 года вышла в свет книга «Государственные преступники в колониях Пермской области. ИТК-35, ИТК-36, ИТК-37». Автор, бывший сотрудник КГБ СССР, А.Н.Чащин открыто и беспристрастно рассказывает о том, как происходила работа с особо опасными государственными преступниками на примере трех исправительных учреждений Пермской области. Тех самых, деятельность которых впоследствии обросла множеством мифов. А одна из этих колоний превратилась в печально известный музей «Пермь-36».


Во введении автор, перечисляя статьи УК РСФСР, в соответствии с которыми преступник признается особо опасным, дает определение этой категории заключенных. Проводится тонкая грань между понятием «политзаключенные», которое использует общество «Мемориал» и которого, оказывается, нет ни в одном международном правовом документе, и понятием «узник совести», которое в таких документах фигурирует.

А вот что касается непосредственно тех, кто там сидел. Процитируем автора: «Во всех трёх указанных пермских исправительных учреждениях преимущественной частью отбывали наказание и этапировались туда лица, осужденные за преступления против советского народа в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Это полицаи, каратели, предатели, члены организации украинских националистов (ОУН), бандеровцы. По сути, это была самая массовая и основная категория заключённых из числа особо опасных государственных преступников».

Таким образом, мы получаем еще одно весомое свидетельство по вопросу, кто же на самом деле сидел в этих колониях и кого сейчас упорно старается отмыть либероидная общественность в лице АНО «Пермь-36».

Далее автор погружается в историю и очень подробно рассказывает о перипетиях, сопровождавших принятие и исполнение решения о переводе колоний с особо опасными государственными преступниками из Мордовской АССР в Пермскую область. В частности, автор описывает такие интересные детали, как структура подчиненности органов КГБ и их взаимодействие с МВД. Не всегда это взаимодействие протекало гладко. Вот какие интересные детали рассказывает автор:

«Поездка по железной дороге заняла около недели. На всех железнодорожных стоянках безопасность и секретность обеспечивали специально выделенные сотрудники местных органов госбезопасности, которые быстро устанавливали контакт с руководителями эшелона и всемерно содействовали выполнению поставленной задачи. И только, как ни парадоксально, по прибытии спецпоезда на территорию Пермской области никто из Управления КГБ СССР по Пермской области его не встречал и не сопровождал. Было такое впечатление, что о нём никто ничего не знал. Но немного погодя взаимодействие с пермскими чекистами было налажено. По неизвестным причинам эшелон трое суток простоял без движения на отдельной ветке ж.д. станции Сылва Пермского отделения Свердловской железной дороги. Дождя тем летом не было практически три месяца. От нестерпимой жары железные вагоны очень сильно нагревались. Заключённые сидели в трусах и майках на своих местах. Сопровождающие им сочувствовали, но также сильно страдали от жары. По нескольку раз, чтобы хоть немного облегчить положение заключённых, эти вагоны охлаждали, поливая водой из противопожарных рукавов противопожарной цистерны. Весь запас воды в 60 тонн был истрачен на обливание вагонов с заключёнными. Благо, что река Чусовая находилась рядом с железнодорожной станцией и цистерна быстро пополнялась. После вынужденного простоя 12.07.1972 года спецэшелон прибыл на станцию Чусовая».

Вот так обращались с особо опасными преступниками в СССР. Несмотря на то, что большинство из них было осуждено за карательную деятельность во время Великой Отечественной войны и принимало личное участие в убийствах и истязаниях людей.

Это сейчас правозащитники всех мастей воют о невинных жертвах тоталитарного режима и всячески защищают карателей. А тогда с ними обращались вполне гуманно. Об этом же говорят ветераны ФСИН и МВД.

Заключенные имели право выписывать любую литературу и читать любые книги. А из-за границы им шли посылки с продуктами. У Советского Союза было действующее соглашение с «Международной Амнистией» по таким почтовым отправлениям.

Кроме того, имея в виду распространяемый на Западе образ СССР как тоталитарного государства, жестоко обращающегося с заключенными, советское правительство стремилось всячески показывать себя с гуманной стороны. Отсюда и такое отношение к особо опасным государственным преступникам. Ни одна общеуголовная тюрьма не имела таких привилегий, как колонии с этой категорией заключенных.

Более того, многие зэки из уголовников, стремясь обеспечить себе более комфортные условия, писали у себя в камере антисоветские стишки. После чего получали дополнительный срок за антисоветскую деятельность и попадали именно в колонию для особо опасных преступников.

В заключении автор рассуждает о том, кому выгодно извращать нашу историю и для чего это делается. Автор говорит о финансировании деятельности соответствующих некоммерческих организаций из-за рубежа. Говорит о том, что резолюции ПАСЕ, программы десталинизации и программы создания по всей Росси «музеев совести» стоят в одном ряду с целью формирования у россиян чувства вины.

От себя добавлю, что подобные вещи призваны отсечь нас от нашей истории, нашего великого опыта созидания и развития и погрузить нас в пучину духовного хаоса.

На мой взгляд, очень хорошая, откровенная получилась книга. Без прикрас и недомолвок. А что касается выводов, то, как говорит автор, «нужно делать правильные выводы». Трудно с этим не согласиться.


Специально для eotperm.ru


  • 1
Электронная копия книги есть?
Очень уж хочется прикоснуться к правде!

  • 1
?

Log in

No account? Create an account